“РУССКИЕ” ИДУТ… ( “РУСИМ” БАИМ)

 

В последнее время  в  разных вариантах  в израильских  СМИ склоняется  тема взаимоотношений  коренного израилького населения k “ русским репатриантам”. Последний пример “ расследование о паспортах”  Несомненно, тема во многом ,как почти все у нас в стране, политизирована,  большей частью обращена к психологии толпы и не всегда с добрыми намерениями. При этом  подтверждается старый израильский полуанекдот, что степень интеграции в стране пропорциональна эмоционалному неприятию новых репатриантов.

Я в Израиле уже почти 50 лет, приехал в   возрасте 23 лет и  надеюсь, что  могу оценить динамику этого непростого процесса.

Идея репатриации  в понимании руководителей страны того периода, многие из которых сами были в прошлом репатрианты ,при еврейском населении страны чуть более двух миллионов человек, была не только идеологической основой, но и демографически необходима  для выживания  во враждебном окружении.

Страна находилась в состоянии эйфории после неожиданной для самой себе победы в “шестидневной войне”,  была полна планов, но евреев катастрофически не хватало.

Как известно и понятно,  репатрианты, как бы ни велико было их национальное самосознание ,несут в себе и за собой культуру страны своего исхода. Как пел  Йорам Гаон изображая типичную Халуца ( пионерку) начала прошлого века , отдыхаюшей  после тяжелого труда на стоге сена: “ В сарафане, с косой и томиком Пушкина в руках”.

Естественно, этот образ не соответствовал образу репатрианта , скажем из Алжира или Емена .

На это накладывался естественный образовательный разрыв, что привело к тому, что повсеместно административные должности, даже среднего и младшего звена, а так же  командный состав  армии сосредотачивался  в руках европейских евреев ( ашкеназим) . Последнее приводило к большому недовольству среди выходцев с мусульманского востока ( сефарадим), которые рассматривали сложившуюся ситуацию, как сознательную дискриминацию ( “Стекляный потолок” и прочие знакомые термины.)

Известная шутка восточных евреев того периода:” Мы думали, что для карьры в Израиле нужно хорошо знать иврит, а оказалось надо было учить идыш”

 Вместе с тем потенциал репатриации  казался исчерпанным. “ Резервуар” Восточной Европы, и стран ислама и даже латинской Америки подошел к концу. Евреи западной Европы , Америки, Канады и других благополучных стран Запада не спешили переезжать в “ провинцию Иудею”.

Оставалaсь “ Terra Incognita” трехмилионное еврейство СССР, так называемое, “молчаливое еврейство,” отдельные престарелые представители которого, как пережившие кораблекрушение, добирались до Страны Обетованной; свидетельства польских евреев переживших войну в Сибири, многие из которых полагали, что белые медведи бродят по улицам Москвы и Ленинграда, да смутное свидетельство Голды Меир, ошеломленной  спонтанной несанкционированной ( в те то времена!) демонстрацией в ее честь, как посла еврейского государства, у хоральной синагоги в Москве.

В надежде на большую репатриацию из Америки Сохнут потготовил весьма льготные условия для “американцев”, главным из которых было получение финансирования покупаемой квартиры без первоначального взноса, причем, и это самое главное, выплата не была привязана к индексу инфляции и цен,что при  инфляции в те времена около 17%  в год ,было реальным подарком.

Помню, как в наш ульпан приехал тогдашний  министр абсорбции  (  этим химическим термином долгие годы называлась интеграция) господин Пелед  обьяснил нам, новым репатриантам , значение этой “непривязки”. Ему был  задан вопрос: “ А что будет,если правительство сумеет остановить инфляцию?”. Уверенный ответ министра поразил бывших советских граждан.” Не волнуйтесь.Еще никто и никогда в Израиле не смог остановить инфляцию.”

Впрочем, если кто  полагает, что репатрианты из СССР  были всем довольны , то ошибается. Видимо, это противиречит национальному характеру. Но это уже другая тема. Наша тема, почему отнють не все в Израиле  были довольны долгожданными репатриантами.

Прежде всего мы не оправдали надежды “европейского” эстеблишмента страны.

Взрыв патриотических чувств, выразившихся  в многочисленных петициях, а также в попытке вырватся из советской клетки путем захвата самолета, наличие подпольных сионистских организаций и других актов национаьного сопротивления вызвало иллюзию айсберга,  с невидимой за спиной бесстрашных активистов миллионной массы широкого народного движения за репатриацию на “историческую родину”.

В реальности это было движение одиночек, для которых на тот период наиболее подходило определение Ленина о декабристах: “ страшно далеки были они от народа”

Израильский  эстеблишмент в основном состоял из социалистов, начавших свой путь как пионеры куббуцного движения и отказавшихся во имя идеи сионизма от успешной карьры в Европе ,или Америке. Многие из них полагали, что новые репатрианты из СССР проникнуты не только сионистской,но и социалистической идеологией, напоминают их самих в молодости и пойдут “засучив рукава” обрабатывать поля поддержав тем   киббуцное движение , которое в тот период уже входило в период кризиса. Как пелось в одной иы популарных песен в сионистских кругах тогдашнего СССР “ орашать свои пустыни обязательно придем мы”

Разочарование было весьма велико, так как большинство предпочло  все же не опрошать пустыни, а устроится на работу по специальности ( что всегда для мигрантов проблематично), обзавестись хорошими квартирами, машинами и другими атрибутами буржуазной жизни.    

 На “ народном уровне”над всеми этими благами повисло неприятное чувство “ЗАВИСТЬ”. Особенно это было заметно у чиновников среднего и мелкого ранга, приехавших в страну в тяжелые послевоенные годы и от подписи которых зависели эти самые блага. И они часто , используя свое положение, издевались над репатриантами, что в свою очередь вызывало ответную реакцию.

Классическим примером такого издевательства служили номера машин.

Машины в Израиле и сейчас не дешевы, но тогда это была для многих недоступная роскош.  Причем налог составлял около 50% стоимости машины. Новые репатрианты освобождались от этого налога и ,таким образом, могли купить новую машину за пол цены .  Чиновников это раздражало и поэтому запись о покупке машины без налога записывалась не только в паспорт машины , но и отмечалась особым номером с белым ободком. “ Вот смотрите, граждане евреи: вы ездите на “транте”,или в автобусе, а этот тип без году неделя в стране, на иврите не говорит, в армии не служил, а вот на какой машине разьезжает.” Даже поговорка такая была: Что означает для  нового репатрианта из СССР черчелевский символ победы”V”.?  Означает “ VILLA& VOLVO”

Причем ,как я уже отмечал, это все шло от чиновников “европейского” происхождения.

“ Восточных” евреев в административном аппарате было тогда мало.

И в целом  еврейские “ сыны востока” униженные “ европейскими” чиновниками, воспринимали “русскую” репатриацию ,как укрепление ненавистного им “европейского” эстэблишмента, что естественно не способствовало взаимной симпатии.

Я могу много рассказать об этих издевательствах нас “сефардами”  Ограничусь только воспоминанием интеллигентнейшего иракского еврея, с сожалению уже покойного, профессора  Море: Когда их группа после многочисленных трудностей, включая переход через горы Курдистана, приземлилась в Израиле и стали на колени, чтобы вознести молитву и поцеловать Святую Землю, первое кого  они увидели были работники Еврейского Агентства “ Сохнут”… опрыскивающих их дустом

Разумеется, образованные и талантливые иженеры, врачи и научные работники ( те немногие, кому удалось устроится по профессии) из “русской репатриации” испытывали неприятное и давящее чувство конкуренции со стороны своих коллег старожилов, или уроженцев страны. Впрочен это  специфично не только для Израиля, а для всех миграционных стран. Как говорится в старом израильском анекдоте:  “Израиль похож на автобус: Кто зашел первыми сидят. Остальные стоят”

Особо надо отметить отношение религии к новым репатриантом. В отличие от нашего времени, оно было значительно более толерантным.

Этот период был отмечен расширением Закона о Репатриации практически в его сегодняшней формулировке, как исторический компромисс между традиционным религиозным и светским представлением о принадлежности к еврейскому народу и, по сути, по сегодяшний день является наиболее либеральным и широкотрактуемым по сравнению сдругими национальными  странами имеющими аналогичные законы.

Как скасано,ортодоксия вела себя вполне адекватно,  спорила  в основном по вопросам  гиура ( конвертации в иудаизм) , что отражалось в столетнем споре ортодоксального ,консервативного и реформистского направлений иудаизма. Это касалось в основном еврейства Америки, где начался рост смешанных браков. По этому поводу было много добрых шуток и даже был поставлен фильм-комедия, пользовавшийся тогда большим успехом  “Куни Лемель”

Смешанных браков тогда среди репатриантов из России было не много. Никто на этом не “зацыкливался”. Дети от таких браков по желанию могли пройти облегченный гиур в армии, который везде признавался. А желающие могли сьездить на Кипр и заключить там гражданский брак,признаваемый мин. внутренних дел Израиля, что становилось  частью медового месяца.

 Маразма  ортодоксии и издевательств со стороны раввината и послушного ему мин.внутренних дел  нашиx днeй, никто не мог себе представить даже в кошмарном сне. 

Но в целом репатриация из России воспринималась положительно, так как была в своем большинстве   сионистская,  работящая  и от слуыжбы  в армии не отлынивающая.

Кроме, естественно, арабского населения , которое как и сегодня стремилось обогнать евреев численно и ликвидировать еврейское государство демографически, превратив Израиль в “государство всех его граждан”.  За прошедшие  50 лет в этом подходе арабского населения  много не изменилось.  

Основной поток алии из СССР до войны Судного Дня ( октябрь 1973) репатриировался  в Израиль, хотя уже активизировал свою деятельность знаменитый “Хияс,” способствуя направить русло еврейской эмиграции из СССР в Америку, Канаду, Австралию.  (Германия “очнулась” позже) с целью поддержать редеюшие ,вследствие ассимиляции, еврейские общины этих стран.  Землетрясение войны  Судного Дня и с трудом вырванная победа  вызвало не только потрясение израильского общества, но и резко изменило мотивацию  эмигрантов из СССР, причем именно в то время, когда израильское общество нуждалось не только в материальной, но и духовной поддержке диаспоры 

 Видимо осознав, что Израиль уязвим, большинство предпочло более благополучные и безопастные страны. Доходило до омерзительных сцен, когда известные “отказники”, борцы за идею сионизма отправлялись прямо в Америку даже “ не заглянув” в Израиль. Таких циников было не много, но становилось об этом известно сразу и всем. Большинство евреев ехало прямо в Америку, Канаду и пр., хотя выезжали под израильской визой, данной после многолетнего политического торга с властями СССР именно для  репартиации  в Израиль, а не для эмиграции в другие страны.

Американские либеральные евреи трактовали это, как свободу выбора, но израильское общество, включая тех же “репатриантов из России” начала 70-х годов, воспринимали происходящее, как предательство и национальный позор.  Не исключаю, что  руководство СССР также считало себя обманутым “ международным сионизмом” и использовало этот не укрошавший еврейский народ факт для подтверждения своих антисемитских представлений.

Так продолжалось до неожиданного для всех развала Советской империи, начала массового бегства ( спасайся кто может) и до того как Ицхак Шамир и”ужасный” Яша Кедми спасли миллион советских евреев от ассимилияции в Америках, разрушив хрустальную мечту сотен тысяч стать “новыми американцами”, а Израиль  от левантизации.

Однако за двадцать лет с начала семидесятых годов до начала девяностых произошли большие изменения и в израильском обществе и среди евреев СССР.

В Израиле происходили паралельно два процесса. Первый- это постепенное уничтожение социальной и образовательной разницы между “ашкеназим” и “сефарадим”, как следствие повышение образовательного уровня последних, увеличение смешанных браков между общинами и их формирование в новую средиземноморскую нацию израильтян, отличную своим менталитетом, а зачастую и внешним видом от евреев диаспоры, как “востока”, так и” запада”. Общим языком, этой основной группы израильского общества, стал иврит, причем, как родной язык.

Последнее дало  право сказать нынешнему главе Сохнута, человеку уже рожденному в стране “ нас обьединяет иврит”, как будто у еврейского народа  с его более чем трехтысячелетней отнють не стандартной историей нет других обьединяющих  факторов. Естественно, духовная связь этой новой средиземноморской нации современных израильтян с диаспорой ослабла, как и понимание, что увеличение еврейского населения страны необходимо для ее выживания, да и вообще идея сионизма, как собирание еврейского народа на своей исторической родине  стала постепенно угасать. Выражением этого стал модный термин  “постсионизм” . Ну, так сказать, сионизм уже умер, а мы его дети. А дети за родителей,как известно, не отвечают. То есть шел процесс трансформации в принципе искусственно воссозданного народа  в очередное обычное средиземноморское государство.

Паралельно этому, как противовес секулярной тенденции  почти по Достоевскому: “ Я без Бога еврея себе представить не могу” ( Дневники)

начался  религиозный ренессанс, от масортим ( соблюдающих традиции)  и последователей равва Кука, видящих в освоение Святой Земли высшее религиозное предназначение до ультраортодоксии, расматривающей создании  еврейского государства до прихода Мессии как богохульство и идеалом которого является возвращение в средневековое гетто, столь благоприятное для вечной консервации еврейского народа.

Разумеется, это сопровождалось,  сопровождается и видимо будет сопровождатся политическими разборками, где презренный металл играет отнють не последнюю роль. 

И вот в этот котел , где постепенно варилась и созревала маленькая новая средиземноморская нация ,Ее Величество История в течении короткого времени последнего десятилетия   XX века бросила почти миллион  граждан бывшего СССР, которые за короткий срок воплотили предвидение барда Высоцкого: “ А там на четверть бывший наш народ”.

Эта миграця была отлична от всего, что себе представляли и средние израильтяне и даже репатрианты из СССР начала семидесятых годов.

Характерными были следующие особенности: прежде всего ее многочисленную элиту составляли  не просто люди  с высшим образованием,  и первокласные специалисты, а также представители высшей интеллигенции ,  чья профессиональная интеграция в столь маленькой стране ,как Израиль была,естественно, проблематична, что сочеталось с полной неготовностью ( впрочем как почти всегда) государства принять и переварить столь большую и социально качественную иммиграцию, которая была для страны в прямом смысле “подарком с неба”. 

При этом  стало явным,что  процес ассимиляции  евреев в СССР за истекшие 20 лет по сравнению с теми же евреями  семидесятых годов прошел настолько дальше и шире, их смешение с коренными народами б.СССР стало настолько глубоким, что они не только обзавелись по выражению Игоря Губермана “ загадочной славянскою душой “  (что, на мой взгляд, совсем не плохо), но за исключением  немногочисленной национальномысящей интеллигенции оказались не всегда способными  воспринять Израиль как национальное государство, а не просто иммиграционную страну типа Соединенных Штатов, или Канады, не могли понять неразрывную  связь Израиля с тысячелетней традицией,   нежелание ( а точнее ленность) многих учить иврит, понять сущность народа к которому они присоединились, наконец впитали в себя штампы примитивного атеизма советских времен, а часто и  банального  антисемитизма.   Все это было  неприемлимо и вызывали отторжение даже в “левой” среде израильского общества.  Помню как моя старшая дочь, владеющая русским языком, будучи солдаткой в конце 90 х годов будучи поставлена на “работу” в армии с молодыми солдатами - репатриантами, была шокирована их вызывающим, чванливым и не желанием воспринимать  основы еврейско-израильской культуры. Это вызвало в ней глубокое внутреннее отторжение от репатриантов 90-х годов, хотя она сама дочь этих же репатриантов 70-х годов, человек абсолютно нерелигиозный и “левых” взглядов.

Есть еще одно неприятная особенность у многих не самых интеллигентных выходцев из стран бывшего СССР ( особенно его европейской части),  видимо, как извращенное следствие русского великодержавмого шовинизма, а именно, рассматривать культуру страны своего исхода, как высшее проявление цивилизации в сочетании с  презрением не только к молодой культуре государства Израиль, и к культурному наследию евреиского народа в целом, но и высокомерное презрение к культуре выходцев из стран мусульманского востока. 

Оскорблял дешевый снобизм  и заносчивость псевдоинтеллигенции ( интеллигентами в русском понимании этого слова таких людей назвать нельзя) и нуворишей  к государству их принявшему, за недостойную их общественному  статусу и высокой европейской культуре  провинциальность нашего государства,не понимая, или не желая понимать, что государство протянувшую им руку построено на песке и болотах и омыта кровью презираемых ими выходцами с” востока”, которые хоть и не читали Достоевскоиго, но изучали  в религиозных школах великого Рамбам и были по сути куда ближе к своему народу, чем многие репатрианты из   стран б. СССР с ” еврейскими корнями” 

Отсюда тянется невидимая рука “легитимизирующая”  и  Дери и  Друкера и им подобных Все перечисленное несмотря на все положительное, что дала репатриация из стран б.СССР приводит  к неминуемому конфликту с обществом, стремящимся в своем большинстве к сохранению государства Израиль,как национального государства еврейского народа; с религиозными кругами страны, причем отнють не всегда только с ортодосами. Этот конфликт использовался и использовальсуется полититиками разных направлений, пытающихся “расстащить” голоса по своим партиям и тем самым воспрепятствовать созданию единого общинного института, для реального лоббирования  интересов так называемой “русской улицы.

Перспектива представляется мне ,как процесс дальнейшего успешного укоренения “русских” в израильском обществе и слияние  в единый древне-новый средиземноморский народ, который нашей общине удалось поднять на более высокий  уровень во многом благодаря  культуре и образованию полученному нами в стране нашего исхода. Это забывать нельзя!

Мир снова входит в период турбулентности . Такие периоды для Израиля ,среди прочего ,всегда сопровождались увеличением репатриации, поскольку идеологическая репатриация удел одиночек, а кризис всегда являлся  миграционным стимулом.  

Никто не знает сколько продлится кризис “ короны”, но мне представлется, что миграционные ограничения, введенные в связи с пандемией не будут ликвидированы. Таким образом, Израиль останется тем островом, куда направятся мигранты ,как теперь говорят с “еврейскими корнями”. А таких много.

Наша страна переживает кризис власти, которую вряд ли спасут очередные выборы, поскольку народ, политики и система выборов остались  те же

Остается только надеется на появление  Лидера, способного обьединить народ еще до прихода Мессии.

В этой ситуации  создание надпартийного общинного института взаимопомощи преобретает первостепенное значение. Но это нелегко, прежде всего вследствии нашей разобщенности. 

Разумеется, все написанное является исключительно моим личным мнением и содержит много спорных положений.

Буду рад любой конструктивной критике.

Др. Зеэв Ицхар

Президент АДИР  

Председатель Содружества ( Землячества) выходцев из Ленинграда-Санкт-Петербурга.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить