Совет да нелюбовь...

Тем, кто вовлечен в общественную жизнь русскоязычной общины, наверняка знакомо имя доктора Зеэва Ицхара. Активный деятель Ленинградской сионистской организации, он в 1971 году репатриировался в Израиль, сделал успешную армейскую и медицинскую карьеру, а в настоящее время возглавляет "Ассоциацию дружбы и сотрудничества граждан Израиля и России" (АДИР) и Содружество израильтян-выходцев из Ленинграда - Санкт-Петербурга. На днях Зеэв Ицхар заявил о выходе из Координационного совета организаций русскоязычных соотечественников (КСОРС) в Израиле, объяснив это несогласием с уставом и направлением деятельности этой структуры. В чем именно заключается это несогласие, мы попросили рассказать самого доктора Ицхара

Петр Люкимсон

- Должность главы АДИР мне передал, что называется, по наследству президент этой организации Павел Аронсон. Передал по той простой причине, что с возрастом ему стало трудно справляться с руководством, - рассказывает д-р Ицхар. - В этом качестве, а также в качестве руководителя Ленинградского землячества я стал организовывать различные культурные семинары. Это были отнюдь не ностальгические, а очень еврейские, сионистские семинары, посвященные истории нашего народа и пробуждению еврейского самосознания в России. Помещение для них нам предоставлял Российский культурный центр, за что ему, конечно, большое спасибо. Тогда же меня ввели в КСОРС в качестве представителя Питерского землячества. При этом я всегда мыслил свою деятельность как представление интересов Израиля перед Россией, но ни в коем случае не как защиту интересов России в Израиле.
- И вас не смутило присутствующее в ее названии слово "соотечественники"? Ведь оно, по сути, означало, что члены этой организации автоматически признают своим подлинным отечеством не Израиль, а Россию?
- Я заинтересовался КСОРС несколько лет назад, поскольку мне представлялось, что на этой платформе можно создать русскоязычную общину. Я даже написал в свое время несколько статей в его поддержку. История этой организации мне неизвестна. Но, как я понял, в свое время при российском МИДе была создана организация "Россотрудничество", деятельность которой напоминала таковую Израиля в странах диаспоры. То есть "Россотрудничество" пыталось создать организации, объединяющие граждан России за рубежом, с тем, чтобы они затем по возможности лоббировали российские интересы. И эта задача была реализована - КСОРС существуют сегодня во многих странах. Но если где-нибудь в Париже или Нью-Йорке выходцы из России действительно являются эмигрантами и именно так себя чувствуют, то в Израиле возникает существенный нюанс: мы - не эмигранты, а репатрианты, и потому по определению не можем считаться соотечественниками для россиян. Наши соотечественники - это израильтяне! В то же время нас, безусловно, сближает с Россией общая культура и ментальность. Глупо отрицать, что как бы хорошо мы ни выучили иврит, родным для нас все равно является русский, мы воспитаны на русской культуре, ощущает с ней тесную связь, и это создает хорошую базу для народной дипломатии, для сближения между странами.
Однако проблема заключается в том, что в "Россотрудничестве" этот нюанс не учли, и КСОРС Израиля было, видимо, предложено действовать в рамках типового устава, разработанного для аналогичных организаций вне зависимости от того, где они действуют.
Когда у меня возникли разногласия с руководством КСОРСа, я, естественно, стал анализировать его устав и обнаружил там пункты, которые ставят израильское отделение "Соотечественников" в абсолютно вассальное положение перед РФ. Для меня как гражданина Израиля это совершенно неприемлемо. Что и стало причиной моего выхода из КСОРС - находиться в подчинении или даже просто в сфере влияния иностранного государства я просто не могу.
- В своем письме о разрыве с КСОРС вы делаете упор на несогласие с его уставом. А что по фактам? Были случаи, когда вы чувствовали, что представители РФ пытаются повлиять на вашу позицию, продиктовать свое видение тех или иных проблем?
- Я бы ответил так: в определенных случаях - да, безусловно! Притом, что я официально вошел в КСОРС только в январе этого года. Началось все с определенного давления в вопросе праздновании 9 мая. Поймите меня правильно: у меня нет проблем с празднованием Дня Победы. Для меня это война моего отца, который прошел ее от Ленинграда до Берлина, то есть на самом деле Великая Отечественная война.
- Так что же вам все-таки мешало в праздновании Дня Победы?
- Прежде всего, характер проведения праздничных мероприятий, то, что помимо внутренних разборок это была единственная тема для обсуждения, словно у нас в Израиле нет никаких других проблем. Кроме того, мне претят явные попытки вовлечения нас, израильтян, в чисто российские дела и российскую политику. Это проявилось и при принятии новой российской конституции. Входящие в КСОРС организации побудили заняться подвозкой израильтян, имеющих двойное гражданство, на избирательные участки, чтобы они проголосовали за новую конституцию РФ. Мне лично трудно представить, чтобы какая-либо организация в США или Германии столь откровенно занималась бы обслуживанием интересов России.
Потом была статья Путина о причинах Второй мировой войны. Опять-таки, я не историк, меня эта статья никак не напрягала, но вот когда она появилась на сайте КСОРС, я возмутился. По той простой причине, что размещение российского официоза на сайте израильской организации не делает ей чести. В то же время, когда я захотел разместить на сайте КСОРСа свои статьи, касающиеся именно наших, израильских проблем, включая проблему израильско-палестинских отношений, они были сняты под предлогом несоответствия целям КСОРС Израиля. Но какие же у нас еще должны быть цели и интересы, кроме наших собственных?! Словом, этот ответ меня сильно смутил.
Затем наша организация разработала и написала обращение к президенту Путину о планировавшемся распространении израильского суверенитета на Иудею и Самарию, и о том, как бы нам хотелось видеть роль России в этом процессе. На мой взгляд, это обращение отвечало одной из прямых целей нашей организации – донести до российского руководства мнение русскоязычной общины Израиля. Я отправил документ в посольство РФ, и получил ответ, что оно будет передано. И вот после этого мне просто объявили бойкот. Мне не было ничего сказано напрямую, но все мои последующие действия, направленные на преобразование КС в свободный от вассальной зависимости, реально объединяющий центр русскоязычного Израиля натолкнулся на глухую стену противодействия не только со стороны представителя МИД РФ в Израиле господина Игоря Мартынова (что объяснимо), но и большинства членов КСОРС. Исключение составили два человека: представитель организации "Хазит а-кавод" Александр Вальдман и Моисей Габай, которого к тому времени вывели из состава КСОРС. Оба они поддержали мой подход по основным принципиальным вопросам - что КСОРС должен быть израильской, а не российской организацией, и то, что российские структуры контролируют всю ее деятельность, попросту ненормально.
- В социальных сетях часто утверждается, что КСОРС - это некий коллективный агент влияния России в Израиле. Что вы думаете по поводу такой точки зрения?
- Полагаю, что изначально это на самом деле было задачей, которую ставила себе российская сторона: создать идеологическую зону влияния и через нее лоббировать интересы РФ. Во всяком случае, из того типового устава, против которого я восстал, это ясно следует. Но люди, на которых они делают ставку, - это в основном пенсионеры. Они не могут быть агентами влияния по той простой причине, что у них нет никакого влияния. А такие люди, как я, которые сохраняют в своем возрасте профессиональную и общественную активность и действительно могут в той или иной степени на что-то повлиять, попросту не станут в этом участвовать. Лично для меня это - вопрос чести.
- Как известно, вы - не первый, кто заявил о выходе из КСОРС. Вы думаете, что в ближайшее время за вами последуют и другие?
- Этого я не знаю. Мое заявление о выходе из КСОРС касается только меня лично, организацию я выводить не стал. Повторю, для меня это вопрос чести. Я друг России, а не ее слуга.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить